Вы здесь: Главная“История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам” Богданович М.И.Том ⅠГлава Ⅰ. Первые войны императора Александра Ⅰ с Наполеоном

Читать ещё:

Предисловие ← пред. • след. → Глава Ⅱ. Причины войны 1812 года.

Глава Ⅰ

Первые войны императора Александра Ⅰ с Наполеоном

Император Александр Ⅰ и Наполеон. — Война 1805 года. — Война 1806 и 1807 годов. — Тильзитский мир. — Положение Пруссии и Австрии после Пресбургского и Тильзитского договоров.— Война 1809 года между Францией и Австрией. — Шенбрунский договор.

Император Александр Ⅰ и Наполеон

В начале нынешнего столетия император Александр Ⅰ и Наполеон сделались властителями великих монархий; никто не мог предвидеть тогда, что им предстояло в борьбе между собою решить судьбу всей Европы. Александр, от самой колыбели предназначенный к порфире (порфир — уникальный минерал, вошёл в историю как символ императорского престижа и власти – прим. ред. С.Н.-Г.), любимый внук Великой Екатерины, видевшей в нём светлую надежду России, — Александр, прекрасные черты которого выражали земное величие и небесную благость, кроткий, обожаемый своими подданными, начал своё царствование словом мира, прекратил воевать с Англией и остался в дружественных отношениях с её неприятелями. Наполеон, счастливый воин, проложивший мечом себе путь к престолу, казалось тогда довольствовался лаврами, пожатыми в Италии и в отдалённом Египте. Постигнув силою Гения многотрудную науку владычества, он в несколько лет, изгладил следы бурной Революции, восстановил владычество Религии, дал силу законам, примирил Францию с Англией и Турцией. Но благодетельное стремление Наполеона к подвигам добра вскоре уступило место ненасытному властолюбию; Гений, увлекаемый страстями, презрев своё высокое призвание, устремился к преобладанию в Европе.

Распространение власти и влияния Франции на соседственные страны с самого начала Наполеоновой Империи сопровождалось уверениями в твёрдой решимости её повелителя уважать права прочих владетелей.

Война 1805 года

Положение России, разобщённой от Франции обширным пространством, обеспечивало наше Отечество от враждебных покушений Наполеона; но император Александр, разгадав замыслы властителя Франции, решился предупредить их. Вернейшим к тому средством было образование союза первостепенных государств Европы: Англия, угрожаемая потерей политической самобытности, волнуемая опасением высадки Наполеоновых легионов на берега британские, составила первое звено коалиции, к которой пристали Россия и Австрия. Союзники надеялись на содействие прусского правительства; но Пруссия, невзирая на убеждения императора АЛЕКсандра, осталась нейтральною, выжидая в бездействии последствия борьбы за независимость Европы. Война эта была неудачна: австрийская армия, выдвинутая к Ульму, лишённая через то возможности усилится вовремя русскими войсками, положила оружие почти без боя; а вспомогательная армия Кутузова, уступая каждый шаг ценою крови, совершила отступление от Инна в Моравию, где войска русские, поставленные в безвыходное положение неосновательными распоряжениями наших союзников, потерпели поражение при Аустерлице. Австрия, совершенно потеряв надежду на успех дальнейшего сопротивления Наполеону, поспешила заключить мир в Пресбурге на весьма тяжких для неё условиях.

Война 1806 и 1807 годов

В продолжение этой войны возникли недоразумения между французским и прусским правительствами; Завоеватель, не признавая никаких прав, кроме права сильного, оскорбил Пруссию движением Бернадотова корпуса через Аншпах, одно из прусских владений. Государство, поставленное на высокую степень Гением Фридриха Великого и процветавшее под отеческим управлением короля Фридриха Вильгельма III, не могло снести кровной обиды. Вся Пруссия огласилась кликом: к оружию! император Александр направил к Висле русские войска. Казалось — воспоминание побед, одержанных Австрийцами заодно с Русскими при Требии и Нови, должно было побудить венский кабинет к новому восстанию против Наполеона; но австрийское правительство, в свою очередь, не отозвалось ни на убеждения императора Александра, ни на призыв единоплеменных соседей. Наполеон воспользовался бездействием Австрии и неосторожным расположением прусских войск. На полях Иены и Ауэрштедта в один день сокрушено было величественное, но одряхлевшее создание Великого Фридриха; почти вся Пруссия завоёвана была в несколько недель. Но вслед за тем — Наполеоновы полчища встретили самое решительное сопротивление; в битвах при Пултуске и Прейсиш-Эйлау положено было начало военному братству двух великих народов. Победы, одержанные Наполеоном, обошлись ему дорого, а суровый климат надолго замедлил успехи Французской армии. Это был первый намёк непостоянной Фортуны любимицу своему; Наполеон понял это предначертание и, несмотря на решительную победу при Фридланде, поспешил заключить мир с императором Александром.

Тильзитский мир

Причина, побудившая Россию к миру, была не потеря сражения при Фридланде, а отказ великобританского министерства в диверсии английских войск на берега северной Германии, либо Франции, и в субсидиях, которые тогда требовало наше правительство [1] Тильзитский мир в отношении к России вовсе не был выражением условий, предписанных победителем побеждённому. В Тильзите — прежние враги, лично узнав друг друга, сделались друзьями: император Александр обладал искусством овладевать душой и сердцем всякого, с кем доводилось ему иметь дело; а Наполеон мог оказать сильное влияние на восприимчивую ко всему необыкновенному душу Александра Ⅰ. Гений блага и Гений войны сошлись во всех своих видах. Пруссия, уже обречённая к гибели от Наполеона, была спасена по настоянию императора Александра.

Но хотя Тильзитский мир был необходим для восстановления вооружённых сил России, ослабленных кровопролитною борьбою на западе с Францией и на юге с Персией и Турцией, — несмотря на приобретения Белостокской области и Финляндии, бывшие последствиями этого мира, он не порадовал сердца Русских. Тильзитский мир был заключён под влиянием поражения, понесённого нами при Фридланде, и потому не мог не оскорбить народной гордости Русских; к тому же — видя притеснения, которым подвергались прочие державы от гордого завоевателя, мы страшились, чтобы тяготевшая над ними рука не простёрлась и на нас с такими же домогательствами и притязаниями; а последующие поступки Наполеона не только не рассеяли тягостного впечатления, произведённого на Россию Тильзитским миром; но оправдали наши опасения. С благоговением — с покорностью — мы приняли мир, дарованный нам императором Александром, но в душе остались врагами Французов и скорбели о разрыве с Англией.

Тильзитский мир между Россией и Францией, установлен был на основании условий мирного и секретного союзных договоров, заключённых 25 июня (7 июля) и ратификованных (ратифицированных – прим. ред. С.Н.-Г.) 27 июня (9 июля); отношения же между Францией и Пруссией установлены мирным договором, заключённым в Тильзите 27 июня (9 июля) и кёнигсбергскою конвенциею 30 июня (12 июля).

По Тильзитскому мирному договору между Россией и Францией, для Пруссии обеспечена политическая самобытность, хотя и с тяжкими пожертвованиями сей державы. Положено было: образовать из большой части польских областей, принадлежавших Пруссии, герцогство варшавское, отдав его королю саксонскому; для разграничения по возможности естественными пределами герцогства с Россией, присоединить к русским владениям Белостокскую область; а Данциг объявить вольным городом под покровительством Пруссии и Саксонии. Возвратить герцогам: ольденбургскому, мекленбург-шверинскому и саксен-кобургскому их владения с тем, чтобы гавани двух первых заняты были Французскими войсками до заключения мира Франции с Англией. Император Александр признал братьев Наполеона королями: неаполитанским, голландским и вестфальским, изъявил согласие на все распоряжения Наполеона по Рейнскому союзу и уступил в полную собственность королю голландскому Людовику Иеверское княжество на восточной границе Фрисландии император Александр принимал на себя посредничество в примирении Англии с Францией, а Наполеон в примирении России с Портою, причём положено было Русским очистить Дунайские княжества, а Туркам не вводить туда войска до заключения мира с Россией. Оба монарха взаимно ручались в целости владений обеих держав и союзников своих. Церемониал обоих Дворов установлен был на правилах совершенного между ними равенства.

На основании тайных условий сего же договора, положено было, что Бокка-ди-Катаро и Ионичесше острова поступят во владение Наполеона, французское правительство оставиляет в покое Черногорцев, участвовавших вместе с Русскими в последней войне; германские князья, лишённые земель своих Наполеоном, курфирст гессен-кассельский, герцог браупшвейгский, а равно и принц Оранский, будут пользоваться определёнными пенсиями от получивших во владение их земли короля вестфалского Иеронима и великого герцога бергского Мюрата.

Наконец, по секретному союзному договору, заключённому в Тильзите между императором Александром и Наполеоном, установлено: воевать заодно во всех войнах России либо Франции, определяя в таких случаях число вспомогательных войск и место их действий; а если встретится надобность, то помогать друг другу всеми силами и не заключать мира иначе как по взаимному соглашению обеих держав. Россия обязывается к 1 декабря объявить войну Англичанам в том случае, если Англия к 1 ноября не согласится признать свободу плавания на морях всех флотов и возвратит колонии, захваченные ею с 1803 года у Франции и союзных с нею держав. Вместе с тем условлено было, чтобы Россия и Франция пригласили Данию, Швецию и Португалию объявить войну Англии, и в случае отказа в этом требовании какой-либо из сих держав сами объявили ей войну. Если Англия неотлагательно заключит мир, то возвратить ей Ганновер, взамен французских, испанских и голландских колоний. Если Порта не заключит мира с Россией в течение трёх месяцев, то император Александр и Наполеон обязывались вести войну заодно против Турции и условились разделить между собою все европейские владения сей державы, кроме Константинополя и Румилии [2].

Положение Пруссии и Австрии после Пресбургского и Тильзитского договоров

На основании мирного договора, заключённого между Францией и Пруссией в Тильзите 27 июня (9 июля), установлено было, чтобы Пруссия уступила: в распоряжение Наполеона все свои владения между Эльбой и Рейном; в пользу Саксонии Котбусский округ и все земли, приобретённые от Польши с 1772 года, кроме Эрмеланда, части западной Пруссии и Грауденца, оставшихся за Пруссией, Данцига, объявленного вольным городом, и Белостокской области уступленной России. Вообще же — потери Пруссии с 1805 года простирались, вместе с Аншпахом, Невшателем и Клевом, до 2,693 с половиной квадратных миль с 4,800,000 жителей. Затем — осталось в её владении 2,877 квадр. миль с 5,000,000 жителей [3].

Король Фридрих Вильгельм признал братьев Наполеона королями: неаполитанским, вестфальским и голландским, а равно и все распоряжения Наполеона по Рейнскому союзу. Что же касается до возвращения прусских крепостей и вывода Французских войск из Пруссии, то положено было определить их условия особой конвенцией. Эта конвенция, заключённая в Кёнигсберге 30 июня (12 июля), разорив Пруссию взятыми с неё Наполеоном денежными суммами и различными поборами и подав ему предлог содержать французские гарнизоны в прусских крепостях, была столь же бедственна для Пруссии, сколько и договор, заключённый в Тильзите. Наполеон весьма недобросовестно воспользовался ошибкою фельдмаршала Калькрейта, храброго воина, но плохого дипломата, подписавшего, конвенцию, составленную так неопределённо, что можно было придать ей любое толкование. Императору Французов было вполне известно, что разорённая Пруссия не могла заплатить немедленно условленную по конвенции огромную контрибуцию в 112 млн франков (около 28 млн руб. сер.), но он находил большие выгоды в том, чтобы под предлогом неуплаты должных ему сумм, занимать прусские области своими войсками, в числе 150 тысяч человек, продовольствовать их за счёт Пруссии, следить за исполнением запретительных мер, принятых им против английской торговли, и иметь на всякий случай сильную армию в соседстве границ России и Австрии. Наполеон знал, что прусский народ, глубоко оскорблённый в лице своего правительства, не мог питать чувств приязни к Франции, и потому, желая ослабить и сделать для себя безвредной Пруссию, условился по секретному пункту парижской конвенции 8 сентября 1808 года, чтобы прусское правительство в продолжение 10 лет, содержало не более: 6 тысяч человек гвардии, 22 тысяч человек армейской пехоты, 8 тысяч кавалерии и 6 тысяч артиллерии, сапёров и минёров, всего же не более 42 тысяч человек [4].

Таким образом Пруссия, находясь в стеснённом, зависимом от Наполеона положении, опустилась до второстепенной державы, но не надолго. Народ, руководимый мудрым правительством, не потерял доверия к собственным силам, и вскоре, заботами незабвенных для Пруссии мужей, Штейна и Шарнгорста, в среде прусского народа образовалась могучая вооружённая сила, таившаяся до того времени, когда пробил час освобождения Германии. Учредив военную систему, послужившей основанием нынешней, Пруссия приготовила в продолжение шести лет, с 1807 по 1813 год, грозную армию, о существовании которой Наполеон мог догадываться, но не имел верных све́дений. Этих догадок было достаточно, чтобы побудить Наполеона к принятию самых враждебных мер против Пруссии, но, к счастью, он, слишком надеясь на своё могущество, не видел угрожавшей ему опасности.

Положение Австрии в эту эпоху было несравненно менее тягостно, нежели положение Пруссии. Хотя потери, понесённые первой из сих держав по Пресбургскому договору, были весьма чувствительны, однако же во власти австрийского правительства ещё оставались огромные средства, тем более что в войну с Наполеоном 1805 года Австрия не истощила всех своих способов сопротивления завоевателю. Австрийское правительство, сознавая свои силы, выжидало благоприятную минуту для нанесения вреда Наполеону и деятельно готовилось к войне. Наполеон знал об этих вооружениях и принимал со своей стороны меры предосторожности, усиливая французские войска в Пруссии и ставя контингенты Рейнского союза на военную ногу. А между тем — внимание Наполеона, по заключению мира в Тильзите, преимущественно обращено было на дела Пиренейского полуострова. Зная расстройство всех государственных учреждений Испании под управлением неспособного временщика Годоя, Наполеон считал королевство испанское лёгкою добычею; но этот расчёт оказался ошибочным, потому что не были приняты во внимание весьма важные обстоятельства: характер народа, готового погибнуть в защиту своей самобытности; местные свойства страны, чрезвычайно выгодные для обороны и затруднявшие успех наступательных действий; самостоятельность областей, из коих каждая могла вести оборонительную войну отдельно несмотря на занятие неприятельскими войсками столицы королевства; наконец — доступность Пиренейского полуострова для Англичан, из-за чего они приняли в испанской войне самое деятельное участие.

Совокупное влияние всех этих обстоятельств не замедлило обнаружиться. Англичане, давно уже не торжествовавшие побед на сухом пути над вековыми своими неприятелями, разбили войска Жюно и заставили их очистить Португалию на основании капитуляции, заключённой в Цинтре; незадолго перед тем — Наполеоновы легионы, окружённые нестройными полчищами испанских инсургентов (гражданские повстанцы, участники вооружённого восстания – прим. ред. С.Н.-Г.) под Байленом, принуждены были положить оружие. Наполеон, предполагая в следующем году (1809) отправиться в Испанию и принять там начальство над войсками, чтобы придать войне более решительный характер, желал обеспечить себя со стороны Германии, нетерпеливо сносившей наложенное на неё иго. Остерегаясь Пруссии, несмотря на занятие прусских крепостей и земель французскими войсками, — не доверяя Австрии, несмотря на дружественные послания австрийского правительства, Наполеон желал скрепить союз с Россией свиданием с императором Александром. На конгресс, созванный в Эрфурте осеню 1808 года, прибыли, кроме Российского Монарха и Наполеона, короли саксонский, баварский и виртембергский, король вестфальский, великий князь Константин Павлович, принц прусский Вильгельм, великий герцог баденский, наследный принц баварский, герцог саксен-веймарский, отец супруга Великой княгини Марии Павловны, многие другие владетельные особы и дипломаты всех Дворов, состоявших в союзе с Францией и Россией. На этом конгрессе главные вопросы европейской политики были решены лично императором Александром и Наполеоном. Их деятельность готовила себе обширное поприще действий на противоположных концах Европы: Россия уже вела две войны — на севере против Шведов и на юге против Турок; а Франция вовлечена была в войну против Испанцев и враждовала с Англией. В таком положении дел нетрудно было императору Александру и Наполеону согласить свои виды, без явного столкновения выгод обоих государств.

В продолжение трёхнедельного пребывания в Эрфурте, император Александр и Наполеон соперничали между собою в изъявлениях дружества и внимания. Не говоря уже о важных уступках, сделанных ими один другому, которые были следствием обоюдных расчётов, монархи и в менее важных делах ловили случай угодить друг другу. Однажды в присутствии императора Александра Наполеон проговорился, что ему будет приятно, если русским резидентом в Париже назначат кого-то другого вместо графа Толстого. Император Александр тотчас же повелел русскому резиденту при Венском Дворе, князю Куракину, быть послом при Дворе императора Наполеона в Париже.

Следствием совещания в Эрфурте было заключение 30 сентября (12 октября) 1808 года наисекретнейшей (secretissime) конвенции, по условиям которой положено:

  1. Открыть переговоры с великобританским правительством, на основании — остаться каждой из договаривающихся держав при настоящих своих владениях (uti possidetis).
  2. Наполеон согласился на присоединение Финляндии, Молдавии и Валахии к Российской Империи, а император Александр — на признание брата Наполеонова королём испанским.
  3. Договаривающиеся державы ручались взаимно в целости прочих владений Оттоманской Порты.
  4. В случае войны с Австрией, Россией либо Францией, обе державы обязывались взаимною помощью.
  5. Положено сохранять конвенцию втайне десять лет.

Свидетели Эрфуртского съезда заметили, что, несмотря на гласные изъявления взаимной дружбы между великими монархами, уже не было между ними прежней искренности, какой отличалось их свидание в Тильзите. Властолюбие Наполеона не могло освоиться с мыслью, что «для успеха своих замыслов ему необходимо было согласие императора Александра». Но тогда ещё не настало время разрыва между могучими соперниками. Каждый из них занялся своим делом: Наполеон отправился в Испанию; Александр усилил войска действовавшие в Финляндии и на Дунае [5].

А между тем — на горизонте Европы собирались тучи, готовые разразиться грозою над Германией. Пресбургский договор лишил Австрию многих областей и ослабил её, но не лишил австрийское правительство — ни желания — ни возможности испытать счастье в новой войне с Наполеоном. Для этого нужны были деньги и войска: первыми снабдила Англия, а войска выставлены были в большом числе и в короткое время благодаря общей готовности к вооружению народа и мерам, принятым австрийским правительством. Вскоре — милиции, созванные под именем Ландвера, усилились до 200 тысяч человек; регулярная армия укомплектована до 400 тысяч; кавалерия, артиллерия и фурштат (военный обоз – прим. ред. С.Н.-Г.) снабжены лошадьми и все вообще австрийские войска поставлены на военное положение. Не упущены были из вида также и политические средства: во всех концах Германии жители, возбуждаемые к восстанию, готовились втайне вооружиться против французов; Тироль наводнён был людьми ловкими, преданными Австрийскому Дому, там повсюду тлели искры, угрожавшие пожаром; даже испанские инсургенты надеялись на содействие разобщённой от них большим пространством, но сочувствовавшей их усилиям Австрии, и первым доказательством тому был отказ императора Франца признать Иосифа Наполеона королём испанским.

император Александр, убедясь, что все попытки Австрии к свержению ига, тяготевшего над Германией, не могли в то время послужить ни к чему, кроме ещё большего возвышения Наполеоновой власти, предложил через министра иностранных дел графа Румянцева австрийскому посланнику в Париже вместе с Наполеоном заключить конвенцию, по которой все три державы взаимно ручались бы в целости владений. Но Венский Двор отклонил это предложение из недоверчивости к Наполеону [6].

Война 1809 года между Францией и Австрией

Война 1809 года между Францией и Австрией велась с переменным успехом. Император Александр, истощив все средства для отклонения Австрии от принятого ею намерения — вести войну против Наполеона, принял в ней участие, содействуя французской армии тридцатью тысячами человек русского войска. Наполеон недоволен был действиями нашего корпуса, упрекая нас в нерешимости; но если император Александр и в действительности пощадил прежнего своего союзника, то влияние нашего Государя оказало большую услугу Наполеону, побудив к миру Австрию, которая готова была продолжать войну, разорительную для обеих сторон и весьма затруднявшую повелителя Франции, в то время, когда он принуждён был действовать огромными силами на Пиренейском полуострове.

Шенбрунский договор

По условиям Шенбрунского договора, подписанного 28 сентября (10 октября) 1809 года, Австрия принуждена была сделать следующие уступки:

  1. в пользу Баварии: Зальцбург, Берхтольсгаден, Иннфиртель и часть Гаусрюка: первые три области прежде принадлежали Баварии; последняя же составляла одно из древнейших владений Габсбургского Дома;
  2. в пользу Наполеона: австрийский Фриуль; Триест с округом, единственную гавань Австрии; Карниолию с богатыми рудниками Идрии; Виллахский округ в Каринтии; часть Кроации и Далмации, по правую сторону Савы;
  3. Западную Галицио с Краковым; соляные же ломни (месторождения – прим. ред. С.Н.-Г.) в Величке поступили в общее владение императора австрийского и короля саксонского.
  4. в пользу России: небольшую часть восточной Галиции.

Вообще же, по Шенбрунскому договору Австрия потеряла 2,150 кв. миль с 3,500,000 жителей, а во владении её осталось 9,350 кв. миль с 20,740,000 жителей [7]. По секретным условиям сего же договора Австрия обязалась уменьшить свою армию и заплатить Наполеону 55 млн франков; уверяют — будто бы тогда же решён был брак Наполеона с эрцгерцогиней Марией Луизой, столь лестный для его самолюбования [8].

Заключение Шенбрунского договора было началом несогласий между С.-Петербургским и Тюльерийским Дворами. Наполеон первый подал к тому повод, включив в договор условие, чтобы участок восточной Галиции, уступаемый австрийским правительством России, не заключал в себе Брода — единственного пункта, имевшего некоторую важность по значительной торговле своей. Но ещё более неприятно было императору Александру увеличение герцогства варшавского, могущее возбудить в Поляках несбыточные надежды. Несогласия, возникшие по этому предмету, подали повод к другим спорным делам и — наконец — к явному разрыву. Да и не могло быть иначе: император Александр не мог подчинить свою державу такой зависимости от Наполеона, какой подчинены были тогда почти все государства Европы, а Наполеон хотел властвовать один.

Вы здесь: Главная“История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам” Богданович М.И.Том ⅠГлава Ⅰ. Первые войны императора Александра Ⅰ с Наполеоном

Читать ещё:

Предисловие ← пред. • след. → Глава Ⅱ. Причины войны 1812 года.

Приложения

“История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам”
Генерал-майор Богданович Модест Иванович
Санкт-Петербург
1859 г.

Карта сайта

Создание сайта Наумов-Готман С. В.
LitObr@ya.ru 2021 г.